Антон Батагов: решить ситуацию с постановкой «Тангейзера» можно только одним способом….

Автор: | 09.03.2015

 

абатаговЭто письмо – без обращения, потому что я обращаюсь ко всем.
Режиссер Тимофей Кулябин, поставивший оперу Вагнера «Тангейзер», привлечен к уголовной ответственности за «унижение чувств верующих». В связи с этим я как музыкант и как человек, считающий себя верующим, хочу сказать, что судить кого-либо за произведение искусства – недопустимо.

Искусство – это сложная система образов и аллегорий. Искусство не следует религиозным канонам. Если в произведении идет речь о вопросах веры и религии, то авторы пользуются совершенно другими выразительными средствами, а не теми, которые приняты в богословии и иконографии. Так было во все времена. И как раз под воздействием таких произведений миллионы людей приходили и приходят к вере, но не слепо и бездумно, просто потому что «так сказано», а путем размышления, анализа, путем противоречивых исканий. Для того, чтобы произведение затронуло людей, необходимы образы и решения, соотносящиеся с теми процессами, которые происходят в сознании человечества в данный период истории. А эти процессы уж точно не соответствуют религиозным канонам. Прежде всего, этим канонам не соответствовало то, в какой форме обращался к людям сам Христос, а также Будда, Мухаммед, и их последователи. Они говорили с людьми на бытовом, а не философском языке, и, не стесняясь, пользовались теми образами, которые были необходимы, чтобы люди с их заблуждениями и пороками что-то поняли и зародили в себе другое миропонимание. И в этих проповедях и объяснениях практически всё выглядело как кощунство по отношению к канонам, принятым в те времена. Если внимательно читать Евангелие, Коран и тексты учений Будды, то там – одно сплошное оскорбление чувств верующих. А что уж говорить о великих произведениях литературы! Толстого отлучили от церкви. Пушкина считали богохульником. А Гоголь? Достоевский? Булгаков? Список «преступлений» в литературе бесконечен. Но именно благодаря этим «преступлениям» колоссальное количество людей пробудилось к истинной, а не слепой вере.

То же самое происходит в музыке, кино и других видах искусства. Например, одно только название «Jesus Christ Superstar», одного из величайших произведений ХХ века, — уже «кощунство». Но именно услышав эту рок-оперу и увидев этот спектакль и фильм, миллионы людей обрели веру. Это же можно сказать и о фильме «Последнее искушение Христа». И о множестве других произведений.

Я считаю себя верующим. Я буддист. У меня есть несколько произведений, созданных в сотрудничестве с буддийскими ламами. Там их каноническое пение становится частью музыки, написанной на стыке рока и камерно-инструментального жанра. И каждый раз предложение о таком сотрудничестве исходило не от меня, а от лам! Они считают, что в такой форме современному человеку легче понять идеи, заложенные в духовной традиции, чем в канонической форме. У каждого из этих лам – тысячи прихожан. В 2009 году моим «соавтором» стал Верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. В моем произведении он поет один из основополагающих текстов буддийского канона, и он, религиозный владыка, фактически превращается в рок-вокалиста. Он раздал тысячи экземпляров компакт-диска прихожанам и всем желающим. Я был в Калмыкии, встречался с президентом К.Илюмжиновым, и ничего, кроме радости и благодарности, я не слышал ни от него, ни от кого-либо другого. Вот это – пример того, как священнослужители и государственные деятели должны относиться к искусству и вере.

И, самое главное, надо понимать, что искусство, даже с религиозным содержанием – явление светское. У нас светское государство. Нельзя судить искусство по законам той или иной конфессии. Если следовать «букве», то в православии допускается только богослужебное пение. ЛЮБЫЕ звуки, издаваемые на ЛЮБЫХ музыкальных инструментах, а также ЛЮБОЙ другой вид пения – это грех. Получается, что ВСЯ деятельность ВСЕХ музыкантов есть унижение чувств верующих. Концерты и оперные спектакли недопустимы с ортодоксальной точки зрения. Следовательно, ВСЕ музыканты – преступники. В православный храм нельзя входить с музыкальным инструментом. А в других христианских конфессиях игра органиста является неотъемлемой частью богослужения, а сам орган – частью собора. Если государство – любое – пойдет по пути поддержки подобных догм, то оно неминуемо станет радикально-фундаменталистским. Не хотелось бы думать, что такое возможно в России.

Исходя из этого, решить ситуацию с постановкой «Тангейзера» можно только одним способом: прекратить уголовное дело, и никогда больше не допускать подобных явлений. В истинной вере нет места нетерпимости и вражде. В государстве, если им руководят мудрые политики – тоже.

Антон Батагов,
пианист, композитор