О «Холстомере» В. Кобекина и М. Кислярова

Автор: | 05.10.2012

Мировой премьерой оперы Владимира Кобекина открыл свой 41-ый сезон Московский Камерный музыкальный театр имени Б.А. Покровского.

«Холстомер» написан по повести Льва Толстого «История лошади». Краткое содержание повести есть в анонсе и думаю, что многие и читали её, а кто-то даже видел в постановке Товстоногова или Розовского, потому, повторяться не буду.

Расскажу о том, что услышала и увидела во время премьерного показа 2-го октября.
Войдя в зал, сильно удивилась отсутствию декораций. Мне казалось, что здесь есть где развернуться – представляла луг, на котором пасутся кони, и дорогу, по которой мчится Холстомер, исполняя волю седока… и чудесные пейзажи, в которых резвится табун прекрасных лошадей и среди них, совсем ещё молодой жеребец со своей подругой… Но зал встретил практически пустой сценой….

Третий звонок, зрители заняли свои места. Прошёл на своё место дирижёр. Вот из оркестровой ямы взметнулась его дирижёрская палочка… пространство наполнилось звуками… и всё-всё-всё ожило и переменилось…. я видела подробно не только луга, леса, речку, дорогу, но даже и облака… Какими словами описать музыку? Не знаю, но попробую….

В ней столько всего переплелось… и перезвон колокольцев, и ветер от скорой езды, и игривый плеск воды. То пляска, то боль, то какое-то от всего освобождение. Красивейшие и очень запоминающиеся переходы от темы к теме.

Не меньший восторг вызывают голоса и тексты — в либретто оперы использованы стихи Дельвига, Плещеева, Фета и Вяземского. Так, буквально околдовавшая меня финальная ария Генерала написана на слова Петра Вяземского.
«Жизнь наша в старости — изношенный халат:
И совестно носить его, и жаль оставить;
Мы с ним давно сжились, давно, как с братом брат;
Нельзя нас починить и заново исправить.

Как мы состарились, состарился и он;
В лохмотьях наша жизнь, и он в лохмотьях тоже,
Чернилами он весь расписан, окроплен,
Но эти пятна нам узоров всех дороже;» (и ещё раз, ещё раз выражу восторг музыкой Кобекина!)

Произведение богато великолепными хорами, но этого мало! Режиссёр-постановщик и хореограф этой постановки – Михаил Кисляров.

Вот список  работ Кислярова в Камерном музыкальном: «История солдата» (1982) и «Байка» (1992) И. Стравинского, «Игра про Макса-Емельяна, Алёну и Ивана» В. Кобекина (1989), «Художник и четыре девочки» Э. Денисова (1992), «Бастьен и Бастьенна» (1989) и «Так поступают все женщины» (1999) В. А. Моцарта, «Сын Мандарина» Ц. Кюи (1998), «Женщина по имени Рита» Г. Дони¬цетти (1994), «Шелковая лестница» Дж. Россини (1999), «Четыре самодура» Э. Вольфа-Феррари (2003), «Век DSСН» на музыку Д.Шостаковича (2006), «Контракт для Пульчинеллы с оркестром, или Посторонним вход разрешен» (2010).

К моему глубокому сожалению, «Холстомер» — первая работа этого режиссёра, которую мне удалось увидеть. Таким же открытием стало для меня и имя Владимира Кобекина. В прошлом сезоне анонсировала другие его работы в театре, но сама так как-то и не попала на те постановки. А ведь  театр работает с ним давно и  здесь поставлены «Лебединая песня» (1980), «Дневник сумасшедшего» (1980), «Игра про Макса-Емельяна, Алену и Ивана» (1989), «Шут и король» и «Счастливый Принц» (2012).

Теперь испытываю прямо потребность познакомиться с творчеством и Кобекина, и Кислярова. Но вернусь к последнему.

Не изменив сюжету повести и не вмешавшись в характеры героев, Кисляров сделал невероятное – при всём драматизме спектакля, послевкусием и длинным шлейфом остаются восторг и любование молодостью и красотой, нежность и сочувствие к старости и восхищение теми самыми красотами и просторами, увидеть которые я ожидала в декорациях. И прекрасно, что этих декораций не было! Потому что своё дело сделали музыка, хореография и драматический талант исполнителей. Было полное ощущение прямого видения красот полей, лесов, лугов и рек… и эти живые картинки достигались не декорацией, а музыкой, пластикой (хореографией?), актёрским мастерством. Это была прямая трансляция со сцены в душу.

Что в Камерном музыкальном такие прекрасные голоса, я знала и прежде. И не раз отмечала драматический талант певцов…но такого никак не ожидала! Представить не могла, что человеческие тела могут быть такими выразительными. И что опера может быть такой динамичной. В моём прежнем представлении, опера — очень статичное искусство. Как-то после одного из оперных спектаклей мой спутник, большой знаток и поклонник  жанра обратил моё внимание на одну из сцен и сказал, что петь в таком положении очень сложно и не каждый оперный певец на это решится – требуется изрядное  мастерство. Но как же теперь объяснить увиденное в «Холстомере»?

История жизни пегого Холстомера, конечно, очень грустная…но светлая и прекрасная…такой её сделали музыка, хореография, прекрасные голоса и драматический талант артистов театра. Они заставили ожить историю пегого мерина Холстомера, а мне (и думаю, очень многим) оставалось только восхищаться, плакать, замирать от нежности….и верить — горячо и искренне, как верила только в детстве.

Безмерно благодарна. Ещё не успев покинуть стен театра начала мечтать о новой встрече.

Браво!

*Хотела ещё поделиться мыслями об отдельных исполнителях и рассказать об особенно понравившихся сценах. Но не хочу откладывать материал «в долгий ящик». Потому что о каждом и каждой нельзя обойтись одной-двумя строчками. Возможно, позже напишу дополнение. Надеюсь увидеть и другие работы этих мастеров и ещё раз побывать на «Холстомере». Восторг.

И немного фотографий, любезно предоставленных театром (при всём изначальном желании, сама снимать просто не могла…как можно было оторваться, на миг хоть отвлечься от происходящего на сцене?)