«Чайка» Райхельгауза, или — старое американское кино на сцене «ШКОЛЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЬЕСЫ»

Автор: | 21.02.2012

Посмотрела в «Школе современной пьесы» «Чайку»

«Только что сыграли «Чайку», успех колоссальный. С первого акта пьеса так захватила, что потом следовал ряд триумфов. Вызовы бесконечные….» — написал А.П. сразу после премьеры «Чайки» Немирович-Данченко.

У меня же с «Чайкой» не сложилось, ни в печатном виде, ни в какой либо из постановок. Просто не увлекает и дыхание остаётся ровным. Может, толстокожесть, какая, а может, просто «неблизость» переживаний.
И вот ещё одна попытка понять, что так заводит публику в «Чайке», и кто этой пьесе самый главный герой? В чём её феноменальная популярность? Посмотрела в «Школе современной пьесы» поставленную Райхельгаузом «Чайку» (Александр Журбин, Вадим Жук «ЧАЙКА» – настоящая оперетка для драматических артистов по пьесе А.П.Чехова) .

Зал принимал пьесу очень тепло и аплодировал охотно и много. Я аплодировала тоже, но кажется всё же, не Чехову, потому что не знаю, сколько в либретто Вадимо Жука от Чехова (сюжет тот же, но пьеса, это ведь не только сюжет). *Приняла решение, как появится время открыть и перечитать «Чайку» «от Чехова». Впечатления расскажу.
И всё же о том, что увидела.

Сюжет, как сказала выше, всё тот же, Чеховский, но такой облегчённый, я бы сказала, водевильный. Да, совершенно точно, спектакль воспринимается именно как лёгкий и очень беззаботный водевиль. Чудно – на дворе февраль, всё заметает, страна чего-то ожидает, всё кажется, вот-вот, не понять, в какую сторону стрельнёт какая-нибудь новая «Аврора». А здесь, в в театре все стреляет, да никак ни в кого всерьёз не попадёт ружьё, которое «…Если в первом акте на сцене висит, то в последнем должно выстрелить…». Смотрела, и не понимала – о чём это всё? Но – в ладоши била вместе со всеми, а иной раз даже и опережая.

Понравился ли мне спектакль? Не скажу «да», потому как в моём понимании «да, понравился», это какая-то сильная эмоция. Но сильных эмоций не испытала, а вот удовольствие от просмотра, несомненно, было.

«Чайка» Райхельгауза смотрелась легко и красиво. Не было никаких раздражителей, не было пошлости и двусмысленностей. Обратив внимание на одно семейство среди зрителей, явно из трёх поколений, подумала, что это очень хорошо, что есть постановки, просмотр которых не вызывает чувство неловкости – семейство явно было в позитиве.

«Настоящую оперетку» я бы всё же отнесла к почти утраченному ныне жанру «водевиль». А еще, «Чайка» Райхельгауза вызвала у меня ассоциацию с фильмами с американскими музыкальными лентами первой половины 20-го века. Они такие же «ни о чём, зато на полном позитиве». Возможно, это «наш ответ периоду депрессии»?

Из очень приятного. Алфёрова ТАК невероятно хороша собой, что отключается мозг и включается гормон счастья. А какие платья!!!! Красивейшая женщина – и годы перед ней бессильны. Ну и конечно, она интересна  —  в каждой сцене и с каждым партнёром.

В «Русском горе» обратила внимание на Александра Цоя. Артист играл там «прочих людей» и запомнился потрясающей пластикой и внутренней какой-то загадочностью. Возможно, конечно, загадочность отчасти объясняется восточным происхождением актёра….но нам, зрителям, какая разница? Факт, что она, загадочность, у него, у Александра Цоя, есть….а объяснения её всего лишь недоказуемые предположения. Так вот, в «Русском горе» заметила Александра Цоя и с сожалением подумала о том, как должно быть мало сценического материала для такого талантливого актёра….в «Чайке» Райхельгауз дал ему сыграть Константина Треплева.

Не знаю, так трактует ли Константина Треплева режиссёр, но в первом отделение мне он показался несколько чрезмерно эмоциональным, а вот во втором – то ли привыкла, то ли актёр справился с волнением, может, опять же, таков был замысел, но рисунок роли стал менее нервозным и сразу выиграл. В «Чайке» Цой, помимо потрясающей пластики в полную силу представил и свои вокальные таланты – у Цоя очень красивый голос и проникновенная манера пения (так поют только драматические актёры или обладающие драматическим талантом певцы, что бывает редко).

Актёр очень понравился и почему то хочется увидеть его в чём-то комедийно-мистическом… хоть в голову даже не приходит, что бы это могло быть?

Тригорин (Владимир Качан) казался таким  «утомлённым славой» и таким нуждающимся во внимании и признании в конце, чем очень напомнил мне одного знакомого писателя…сходство было таким сильным, что будь возможность, подошла бы и спросила, не с моего ли знакомого списана роль )

Было грустно за Машу Ольга Гусилетова) — ещё одна жизненная зарисовка. Знакомая моя все годы тихо ненавидит и презирает любящего её мужа, а заодно и себя…так и не избавившись от чувства к своему однокашнику. Вроде и чуждые эмоции, но вполне из жизни, даже вот в п «Чайке» нашлось им место.

Поскольку «Чайка» Райхельгауза произведение всё же музыкальное  (даже и заявлена как «оперетка»), то музыку Журбина обойти вниманием нельзя. Музыка Журбина очень лёгкая, легко запоминающаяся — «шлягерная»… артисты все поют не одинаково хорошо (всё же, они драматического, не музыкального театра), но в живую и искренне.

Эффектна концовка спектакля, за которую театра в программке своей поблагодарил иллюзиониста Рафаэля Циталашвили. Этот, такой удачный трюк-штрих, ещё больше усилил ассоциацию со старым американским кино.