Vivacello — VIVA!

Автор: | 19.11.2013

С 3-го по 16 ноября в Москве прошли концерты V Фестиваля «Vivacello». Этот, без лишней лести, великолепный и прекрасный проект учреждён Культурно-благотворительным фондом U-Art: Ты и искусство. Учредители фонда — Ивета и Тамаз Манашеровы.

У фестиваля богатая и славная история, но сегодня обращаться к ней не стану.

16 ноября в зале Чайковского прошёл заключительный концерт V Фестиваля, и был он ТАКИМ, что эмоции захлёстывают и по сей день, потому на исторические ссылки, сколь не были бы они уместными и справедливыми, просто нет сил. Хочется только сказать, что очень и очень сочувствую всем и каждому, кто хотел, но не смог в тот вечер проникнуть в концертный зал. Это было прекрасно!

Постараюсь восстановить хронологию и передать свои впечатления.

Что будет так, можно было ожидать ещё до начала по  по накалу и возбужденному блеску глаз собравшихся, среди которых в большом числе были музыканты наших ведущих коллективов. Ну и по программе, в которой среди солистов – Алексендр Рудин, Борис Андрианов, Давид Герингас, Джованни Соллима, контратенор Олег Безинских, Симфонический оркестр «Русская филармония», дирижер Джанлука Марчиано.

 

Рудин, Андрианов, Герингас, Соллима в одной программе….это кажется невозможным.

Программа была посвящена памяти Даниила Шафрана – советского и российского виолончелиста, Народного артиста СССР. Для меня, и к радости, и к стыду (что не знала прежде) имя это стало прекрасным открытием. Показали фрагмент фильма о Данииле Шафране и запись Вальса из балета «Каменный цветок» Прокофьева в его исполнении. А после Борис Андриянов исполнил Ноктюрн Чайковского на виолончели Даниила Шафрана, с которой он при жизни расставался всего дважды. Сейчас эта виолончель хранится в музее им. Глинки, куда была передана вдовой музыканта. Можно представить, что и к без того раскалённому вечеру было щедро добавлено ярчайших эмоций.

Но забегаю вперёд, а это тот случай, когда, чтоб ничего не упустить, рассказывать следует всё по порядку.

Открыл программу Давид Герингас, исполнивший прекраснейшую  ‘Вариаций на тему рококо’ Чайковского. Давид Герингас – ученик Ростроповича. Для характеристики его игры было бы довольно только этого. Сидела, расплывшись в радостной и счастливой улыбке. У меня с Чайковским часто так бывает, что вдруг включается состояние полной безоблачности, какое бывает в тёплый, но свежий летний вечер. Во время игры Гернгаса это ощущение было особенно ярким.

Когда уже Герингас закончил и на него обрушились аплодисменты, хотелось, чтоб он остался на весь вечер и играл совсем без остановки! Я, конечно же, помнила, что впереди ещё целый ряд прекраснейших и любимейших имён. И это так замечательно, что их столько, что все не могли поместиться в одном концерте. Но вот такие эгоистические желания и чувства…прекрасного, нам, слушателям, всегда ведь мало, нам надо ещё, и ещё, и ещё…

Похоже, в своих чувствах была не одинока и проводили Герингаса мы долгими Браво. Но если с искусством Герингаса и с Чайковским была знакома и прежде, то следующее произведение и один из его солистов стали для меня открытием…и каким!

Это было Diplipito для виолончели, голоса и оркестра от Гии Канчели. Желаю всем и каждому это улышать…но если бы ещё и в этом же же исполнении – виолончель – Борис Андриянов и конратенор. Уверена, не я одна впервые в жизни слышала такой голос….мало, что голос, так ещё и сколько в нём!!!! Господи…только музыка Канчели способна вызвать в душе смятение, бурю, восторг и нежность….ни один из известных в мире  галлюцегенов не пробудет в вашем воображении картинок таких же ярких, как музыка Канчели и такое её исполнение. В каких только мирах не побывала душа пока звучал этот голос, пока стонал инструмент Андриянова…..

Когда закончилась музыка, в зале повисла тишина…надолго, на вечность…… пока вдруг какой-то мужской голос вдруг не простонал откуда-то сверху – «Это прекрасно!»…и тогда зал подхватил, обрушился долгим воплем……..а у меня в ушах стоял не шум от криков в зале, а этот странный голос…и эта музыка из глубины виолончельной глотки…

И вдруг зал, вместо того, чтоб утихнуть, взревел ещё громче….на сцену вышел невысокого роста человек….и это был – КАНЧЕЛИ!!!!!! Глянула случайно на соседа, а у него – слёзы, которые просто льются, а он их даже и не утирает, может, и не замечает, даже. У меня тоже ком в горле.

До сих пор не понимаю, как одна программа могла вместить в себя столько такого. С другой стороны, такие имена, их же по определению собрать \вместе, значит рвать нам, слушателям, души. Впрочем, разорвать душу от восторга, за это можно дорого отдать. Понятно, что после Канчели был антракт – всем-всем-всем было необходимо отдышаться.

Второе отделение началось с Александра Рудина. Что он такое есть сам по себе – понятно, но что есть Рудин и его виолончель для московского слушателя, тоже объяснять не надо. Играл он Балладу для виолончели с оркестром. Баллада Мартина тягучая, с медленно развивающимся трагичным сюжетом, готичная. Воображение рисует то одинокий маяк, то лодочку с кем-то близким и родным в холодном северном море, то окружённый высокой неприступной крепостью замок с нахлобученными на его острые вершины тучи. И вдруг, откуда не возьмись, полчище гномов… Такой сон, в который и понимаешь, что это только сон, что можно встать и проснуться, но в то же время, досмотреть его так интересно.

И вновь, забыв, что это ещё не конец, что впереди другой солист и надо бы оставить и на него силы, зал не хотел отпускать только что отыгравшего солиста.

И вот, тот самый Соллима, о котором уже говорила. Джованни Соллима, и его виолончель, с которой он поднимался на горные вершины и спускался в море. Соллима, нарушитель правил и традиций, которых, может быть, просто и не знает.

Здесь мало слышать, надо было просто видеть.

Соллиме уже просто так, без «Биса», уйти не удалось…впрочем, он не слишком и старался…

И вдруг всё закончилось…и пришло понимание, что это окончание не только концерта, но и всего фестиваля… V Фестиваля «Vivacello»….

будем ждать VI-го? .