Тумас Транстрёмер….

Автор: | 28.05.2015

Tumas_Transtremer__Stihi_i_prozaТумас Трастрёмер родился в 31-м году. Врач-психолог и пианист. Лауреат многих (в том числе, Нобелевской!) литературных премий.

В одной из его биографий прочитала, что как врач-психолог он много лет работал в тюрьме для несовершеннолетних. Помню, поразилась — как же? Как поэт и музыкант мог работать в тюрьме….после прочитала его стихи о детях из тюрьмы и поняла, что этот факт его биографии «совсем о другом»….

Человек величайшей воли. В 90-х, после инсульта, потерял речь и у него отнялась правая сторона тела.

Ему тогда было за 60….уже не юноша, но и не старец…и он учится письму левой, и даже осваивает леворучную игру на фортепиано….и не просто «играть для себя» — Тумас Трастрёмер играл концерты. И многие композиторы даже писали специально для него….

Поэзия, материя сложно-сотканная….Стихи, как музыка, приходят из Космоса, но родятся из сердца, вобрав в себя прежде все боли и радости, поэтом выношенные… конечно, когда настоящие… и живут своей жизнью…Впрочем, это так….»словоблудство на много букв»…. Давайте лучше читать стихи. Стихи поэта, которого Иосиф Бродский назвал самым крупным поэтом современности…

* * *

Вермеер

Беззащитный мир… По ту сторону стены поднимается шум:
трактир начинается
со смеха и с толпы, с ряда зубов, со слёз, со звона колоколов
и с деверя-дурачка, вестника смерти, перед котором все должны
трепетать.

Мощный взрыв, и запоздалый топот спасателей,
корабли, важничающие на рейде, деньги, заползающие в кошелёк
не к тому, к кому надо,
требования, громоздящиеся на требованиях,
красные зияющие чашечки цветка, потеющие предчувствиями войн.

Из трактира сквозь стену – в светлую мастерскую
в мгновение, что будет длиться века.
картины, которые называются «Уроки музыки»
или «Девушка, читающая у окна» —

она на восьмом месяце, в ней бьются два сердца.
За ней на стене висит мятая карта: Terra incognita.
Спокойное дыхание… Неизвестная синяя ткань, пришпиленная
к спинке стульев.

Золотые заклёпки с невиданной скоростью влетели в комнату
и резко застыли,
словно они никогда ничем иным не были, как самой неподвижностью.
В ушах шумит от глубины или высоты.
Это давление с той стороны стены.
Оно подвешивает в воздухе каждый факт
и сообщает кисти устойчивость.
Больно проходить сквозь стены, начинаешь хворать,
но это необходимо.
Мир един. Но есть стены…

А стена – часть тебя самого –
догадываешься ты об этом или нет, но это так для всех,
исключая младенцев. Для них её просто нет.
Ясное небо прислонилось к стене.
Это как молитва, обращённая к пустоте.
И пустота поворачивает к нам лицом
шепча:
«Я не пуста, я открыта».

* * *

ГОГОЛЬ

Шуба холодная, негустая, как голодная волчья стая.
В лице — белизна. Листая
свои страницы, он слышит из чащ протяжный
вой ошибок, фантомный смешок потери.
И сердце лопается, как бумажный
обруч, когда в него прыгают эти звери.

Закат по стране продвигается, как лиса,
задевая хвостом траву и не бередя лица.
Небо гремит копытами, тень от брички
бросая на желтые окна (возьмем в кавычки)
имения моего отца.

СПб упирается в меридиан
(ты видел башню недоупавшую?) вымиранья,
и во льду кварталов последний из горожан
фланирует, как пиранья.

А он изнурен постом и стадным смехом. Но смех
расплылся над кромкой лесной. Трухлявы
столпы человечества. Как лоснится
Млечный Путь душ, как белый сверкает мех!
Так взойди в свою огненную колесницу
и вон из этой державы!
перевод — Илья Кутик (Львов)

* * *

Lamento

Он отложил ручку в сторону.
Она тихо лежит на столе.
Она тихо лежит в пустоте.
Он отложил ручку в сторону.

Слишком о многом нельзя ни написать, ни умолчать!
Он парализован тем, что происходит далеко отсюда,
хотя чудесный его саквояж бьется как сердце.
На улице — скоро лето.
В кустах кто-то свистит — человек или птица?
И вишни в цвету гладят ветвями
вернувшиеся домой грузовики.
Проходят недели.
Медленно наступает ночь.
На окно садятся мотыльки:
крохотные белые телеграммы планеты.
Перевод Алёши Прокопьева

* * *

Снег идет

Похороны случаются
все чаще и чаще
как дорожные указатели
когда приближаешься к городу.
Взгляды тысяч людей
в стране длинных теней.
Мост возводится
медленно
прямо в космос.
Перевод Александры Афиногеновой

В марте этого года поэта не стало….но он есть…в междустрочье…..

Случайность или так надо….? Пока готовила к публикации эту запись, пришло сообщение, что 6 июня в фестиваль культуры Швеции. Мероприятие пройдет при поддержке Посольства Швеции в России и Visit Sweden Russia. Подробнее о фестивале здесь