Я не знаю, как назвать этот пост…………..

Автор: | 15.01.2014

12-рабинович11
Сегодня в Рахманиновском зале был концерт из авторской серии Алексея Любимова «Композиторы и пианисты рассказывают свои истории». Играл Александр Рабинович-Бараковский. Анонс концерта здесь. Мне предстоит встреча с музыкантом и подробно о нём и о концерте расскажу тогда уже несколько позже. А сейчас о том, да всё же немного о другом.

Попробую рассказать, чтоб прозвучало не слишком восторженно, хотя саму-то переполняет и восторг, и ещё какое-то очень хорошее чувство.

Познакомилась сегодня в концертном зале с милейшей женщиной. Лет ей не знаю точно сколько, знаю лишь, что 73 исполнилось сколько-то лет назад (так проскочило в разговоре). Физик. Живёт где-то в Строгино. И вот, скажем, преклонных лет женщина, в этот довольно прохладный зимний вечер едет в центр, на Б. Никитскую, в концертный зал. Едет наугад, не зная на что, одна, без билета, приглашения и денег. Едет в рассчёте, что пенсионерам иногда там отдают билеты со скидкой, а то и просто входные. В общем-то, рассчёт её довольно верный. Вот сегодня, к примеру, свободных мест было много и скорее всего, задёшево, а то и бесплатный билет она бы получила. Но встретилась у входа я и пригласила. Конечно, познакомились и разговорились.

Валентина Александровна физик на пенсии. Рассказала, что когда была моложе, не пропускала ни одной премьеры, а уж консерватория и особенно Рахманиновский зал всегда были для неё вроде Храма. Что для неё музыка, это такая потребность и необходимость и часто действует на неё лучше любого лекарства. Спросила, не музыкант ли я? Нет, отвечаю. Может, музыковед? Нет, говорю, тоже просто хожу просто подумать и «подлечиться».

— Ой, тогда я не буду тебя стесняться, — воскликнула она.

И вот здесь, слушайте внимательно, и особенно, слушайте дорогие и любимые мои музыканты! Слушайте, что сказала эта женщина! Я постараюсь воспроизвести, как есть…..только не могу к своему пересказу прибавить её интонаций ещё, передать её облик, который многим показался нелепым. Много перехватила я разных в её сторону взглядов…честное, думала, скажи кто ей хоть слово, прямо убила бы на месте….но об этом не буду, не к месту.

— Знаешь, Леночка, я прежде ведь много-много повсюду ходила. И когда училась в университете, и когда после работала в институте. Вот хоть и физик я, а искусство всегда ставила выше. Просто каждому что дано делать. Мне вот была дана наука, а вот артистам да музыкантам — у них своя задача и своя миссия в жизни. Она ведь тоже нелёгкая и учиться им, особенно музыкантам, и которые по настоящему музыканты, приходится всю жизнь. Я в театры во все ходила. В Большой на все постановки, в Станиславского. Очень Вахтанговский всегда любила. Да все.

Но вот сейчас хожу только сюда, в консерваторию. И потому, что только здесь вот так бывает, пускают. И потому, что здесь слышно всё по другому — акустика ведь здесь какая! И потому, что мне нравятся эти окна и люстра.

А вот в театры драматические и даже в оперные ходить перестала. Нет, не потому что плохо играют. Возраст наверное такой. В театре же, в хорошем, у режиссёра уже своё мнение обо всём, он пытается донести, научить. А чему меня учить, когда я жизнь прожила. А музыка даёт мне энергию. Она же пробуждает во мне чувства! Вот он сейчас отыграл (а говорилось это в антракте), а всё увидела, всё почувствовала, представила. И ни одного бранного слова. Я же увидела и почувствовала всё что в нём, всё, что думает, чем дышит… и сама же это пережила. Где в моём возрасте получить столько прекрасных эмоций? Это ты ещё можешь влюбиться и всё принять по новой, и по новому ощутить. А а мне пережить воспоминания помог он сейчас, его музыка. Вот я сегодня была такой одинокой и так мне было тоскливо, не знала куда себя деть. Поехала, и только когда вышла из дома, поняла, куда еду. И денег нет, но думаю, ладно, поеду наудачу. А тут ты и такой концерт. Пусть ему будет хорошо, столько отдал он нам сейчас. Он как устал сейчас, конечно. Всё же пропустил это через себя. Каждый, конечно, сколько мог, столько и взял, больше всех, наверное, я взяла. Я теперь буду долго себя хорошо чувствовать. Это как теперь хорошо будет мне жить.

Вот примерно так (думаю, очень-очень близко к тексту) сказала мне эта прекрасная женщина. Говорила она это без волнения, а просто, рассуждала….а я благодарила судьбу, что случился такой прекрасный вечер. Мне ничего не стоило дать ей этот билет. Это не я ей, она мне сделала огромный подарок тем, что приехала в этот вечер к Рахманиновскому залу, тем, что из всех именно у меня почему-то решилась спросить, не будет ли лишнего билета. Я долго, минут пять или больше за ней наблюдала. Она сразу как-то внимание привлекла. Стояла такая робкая, несмелая. Верите, она этими своими словами меня просто осчастливила…

Понимаете ли вы, дорогие и прекрасные музыканты, талантливые, молодые, красивые, к счастью, часто успешные, современные, весёлые, а порой и чууууть-чуть циничные…понимаете ли вы ценность и искренность этих прекрасных пожилых людей, едущих из дальних московских далей, по переполненным в час пик автобусам и вагонам метро, часто бывает, что сквозь строй недовольных взглядов спешащих с работы людей….пожилых людей, едущих к ВАМ — за чудом, за воспоминаниями…понимаете ли, кто ВЫ для них?

Просто вспомнила одного знакомого, от которого не раз слышала снисходительное — опять ползала бабулек…. думаю, он не со зла и без пренебрежения….надеюсь….

Нет, не на том закончила. Спасибо вам! Вот за то спасибо, что такие Валентины Александровны в вас нуждаются. За то, что вы им настолько необходимы, что никого не стесняясь, облачаются они в самое нелепое, но теплое и едут к вам. К ВАМ! И возвращаются от вас к себе воодушевлённые, пережившие самое прекрасное. Как же я вас и за это тоже люблю…………..