Мари Жоао — Мариу Лажинья: послевкусие

Автор: | 22.07.2013

В числе значимых событий июля, концерт португальского дуэта – вокалистки Мари Жоао и пианиста Мариу Лажинья.

Выкладывая короткий фотосет с концерта написала – «…Восторг, разочарование, удивление, злость, нежность…»
Такой вот набор чувств вызвало это выступление. И к ним ещё вопрос – «Как они, такие во всём непохожие, сумели набрести друг на друга? Кто из них кого притянул?».

Прежде чем разместить анонс о концерте, прослушала несколько композиций дуэта (всегда так делаю, когда приходится писать о незнакомом). И всё же, то что услышала и увидела никак не совпало с ожидаемым. Впрочем, анонс предупреждал, что музыканты мало что едут в Россию впервые, так ещё и с новой программой.

Мари…она, как это, может быть, и не обидно её партнёру, в их дуэте задаёт и стиль, и тон. Именно в ней сакральная сила их тандема. Сильнейшей энергетики и харизмы женщина. Сочетает в себе властность, хрупкость, надломленность, внутреннюю свободу, независимость. Ну и голос….голос, это, дааа. Эксцентричная, она, наверное, могла бы войти в историю театрального или киноискусства.

*Перед началом концерта Кирилл Машков сказал несколько слов о музыкантах…оказалось, что у Мари нет классического музыкального образования и вокальной школы, и что певческая карьера её началась в очень зрелом возрасте а до того певица долгое время работала в спортивной школе. Пока кто-то не открыл ей, что она может петь и не просто петь, а брать своей глоткой, своим голосом и характером за душу. Наверное, ей это понравилось. Может, после спортивной то школы с оболтусами спортсменами она вдруг открыла, какой это кайф, когда тебе почти растворённой софитами внимают сотни пар ушей, и пожирают сотни пар глаз. Кстати, глазам тоже есть пища…..

Эксцентрика певицы проявляется не только в голосе, но и во внешнем виде и в том, как она держит себя на сцене. А правильнее сказать, как она даёт себе волю на сцене. Не каждая женщина в спальне наедине с любимым человеком позволит себе быть такой открытой, как Мари на сцене.

Мариу. Слегка отстранённый (каким, наверное, и должен быть человек, владеющий искусством рождать звуки). Прекрасный пианист, мастер завораживающих импровизаций. «Берут за душу» его прекрасные соло, уводящие то далеко в море, то высоко в горы, то в тёмные проулки приморских городов… У Мариу, в отличии от Мари, прекрасное музыкальное образование и убедительная музыкальная карьера, состоявшаяся задолго до создания дуэта. Мариу много работает и вне дуэта.

Кстати, гости Чеховского фестиваля могли слышать его музыку в спектакле Национального театра Сау Жуау «Тени» (к сожалению, на смогла посмотреть спектакль, но музыкальный фрагмент, который удалось послушать, был прекрасным и ещё утвердил желание ближе познакомиться с творчеством композитора и исполнителя Мариу Лажинья)

О программе «Шоколад». Чувства смешались…повторюсь — «…Восторг, разочарование, удивление, злость, нежность…»… С одной стороны –удивление и восторг, с другой – досада и даже было желание присоединиться к уходящим (а такие были). Почему? Дело в настрое и ожиданиях. Прослушав несколько песен Мари, исполненных ею «полушёпотом» — стиле и манере, которые ассоциируется у меня с вечером, спальней, парой возлюбленных…придумав, что названием своим «Шоколад» — программа о том же, настроилась услышать и увидеть что-то вроде красивого европейского романтик-джаза. А на сцену вышла странная женщина, с редкой силой и рекдкого же диапазона голосом, которая сколько поёт, столько же и орёт – нервно, порой зло, истошно, порой так, как орут, изображая пение у метро странные существа, некогда бывшие женщинами. Если бы этот ор не сменялся невероятно прекрасными вокализами, полными чувственной нежности и мольбы, или почти ритуальными и просто приковывающими к месту афро-речитативами, а после – волшебными соло Мариу, я бы ушла. Кто-то хочет мне доказать что это джаз? То что делала в этой программе Мари с моими [консервативными] преставлениями о джазе не совпадает. Но оно и не этно….не знаю, что это…чёрт знает что… но – и манит, и отталкивает тоже… Такое трагикомическое шоу с элементами импровизации, вокальными партиями и в сопровождении джазового фортепьяно. Главной героиней которого, была, несомненно, Мари (а партнёр её был отстранён и словно сам по себе…но именно, словно).

Рассказывала же Мари в своей программе о разодранной в клочья душе женщины, разодранной, понятно, любовью, о силах — тёмных и светлых, которые она которые она выпавшими на её долю любовью и болью, пробуждала…и о том, кто слушал и не слышал, брал и не давал, отдавшись другой стихии….

Совсем другой стихией была прекрасная музыка Мариу, к которому взывала героиня Мари, и против которой её боль и ярость  были бессильны.

К концу антракта приняла единственно разумное – забыть, что шла на джаз и слушать как что-то новое, чему, возможно, нет пока определения. С новой установкой слушалось по другому.  И после поняла, что анонсировать эту программу надо было не как джаз. И тогда, возможно, зал бы заполнился не на две трети (что не плохо, но и не хорошо), а «под завязочку» и не уходили бы из него разочарованные и раздосадованные люди (что особенно обидно, учитывая уровень выступавших).

Послевкусие… Мари, несомненно, талантлива, но для меня её было как бы «слишком много». Но «избыточность» Мари заставила меня с особой нежностью вспомнить наших джазовых дев и порадоваться тому, что они у нас есть…. Надо о них побольше писать и надо бы им поболее гастролировать, чтоб там, «на Западе», не забывали, что такое джаз (шутка, но в каждой шутке, как мы знаем….)

Рада, что организаторы этого турне (Агентство Improve) позволили увидеть и услышать что-то действительно новое, необычное, яркое и талантливое. А что не всё в этой программе было бесспорно, так это даже хорошо. Спорность дольше помнится заставляет работать не только эмоции, но и мысль.