Жизнь, как «бои без правил»….

Автор: | 21.04.2013

Братья
Прозвенел третий звонок. Вхожу в зал, который делит пополам клетка ринга. Ринга не боксёрского, а такого, для «боёв без правил». Здесь, в этой клетке и «проживут» часть своей жизни герои постановки Алексея Мизгирёва «Братья».

Отношение к происходящему на сцене-ринге менялось с каждой сценой. То возникало почти неодолимое желание встать и уйти, то ловила себя на том, что мне действительно интересно, что будет дальше и кто, чем, как «ответит». Были и моменты сопереживания.
Выйдя из театра по пути к метро всматривалась в фигуры и лица, по всей видимости, бездомных людей и думала, что многие из них, возможно, прошли через что-то подобное тому, что только что проходило на сцене-ринге Гоголь-центра.

В анонсе сказано, что сюжет взят из фильма Лукино Висконти «Рокки и его братья». Фильм не смотрела, потому сказать, насколько много от него в «Братьях» Алексея Мизгирёва не могу. Для тех, кто как и я не знаком с фильмом, поясню, что в спектакле история четырёх братьев, сбежавших от бедности, серости и уныния родного города в Москву. Между тем, «беглецы» на деле сами ничего из себя не представляли. Единственное, чем придумали себе гордиться, это редкая группа крови – четвёртая отрицательная, которую сами они определяли не иначе, как Королевской. И всё, больше ничего – ни образования или профессии, ни цели какой-то далёкой но прекрасной, ни денег, ни идеи. *Интересно, сколько таких сестёр и братьев ежедневно прибывает на московские вокзалы? И что позволяет им надеяться на то что «Москва падёт к их ногам»?

Мне люди, подобные героям из «Братьев» всегда казались странными. Придумают себе, что одной лишь физической силы довольно, чтоб взять от Москвы (Питера, Парижа, Нью-Йорка, Лондона….) всё, что им надо и не задумаются – а что же могут предложить взамен? «Вот он(а) я, приехала!» — словно говорят. И что? Всё, только за приезд твой должно тебе стать весело-песенно? А с чего? Нет, дорогие-хорошие хоть братья, хоть сёстры, хоть «сами по себе»…. Приехали в город с «возможностями», так растите и тянитесь! Они, «возможности», высоко и хватает их не на каждого.

Герои Мизгирёва, кроме физической силы и ни на чём не основанной уверенности в избранности (по группе крови, это ведь, согласитесь, не аргумент) предложить этому городу ничего не могли. А с силой – пожалуйста, на выбор. Можно в грузчики. Можно, если совсем без мозгов и потому не жалко головы – на ринг. А если ни ума, ни гордости, ни силы, но есть грудь, ноги, задница– пожалуйте на панель. Зло и грубо? Поверьте, с ринга это всё смотрелось ещё злее. Чего только стоила история Нади и насилия над ней! И уж совсем пригвоздило меня к месту её терпимость и то, что она после такого над собой надругательства смогла не убить, не порезать на части обидчиков (пусть не открыто и не сразу, а дождавшись удобного случая). Тем, кто не видел, поясню, но без деталей.

Надя (Викторя Исакова), одна из героинь, дешёвая проститутка, такая же жертва пустых, ничем не подкреплённых ожиданий и иллюзий, как прочие. Какое-то время была она женщинойТюхи (один из братьев – Никита Кукушкин). Затем влюбляется в другого брата, по кличке Обмылок (Риналь Мухаметов). Их отношения развиваются. Об этом узнаёт Тюха, который с друзьями отморозками выслеживает их, бьёт брата, жестоко избивает и насилует Надю. Во всём этом принимают участие приятели Тюхи. И после, когда Надя приходит к своему возлюбленному, до него «вдруг доходит», что быть с женщиной своего брата – кощунство. И у него вдруг «угрызения совести», он умоляет Надю не просто простить едва не убившего её брата (впрочем, это впереди), но и вернуться к нему. И что вы думаете? Она возвращается!!!!! И ужасно не то, что это вынесено на сцену, ужасно, страшно, недопустимо, что представленное на сцене имеет место быть в реальном мире!!!! И что условия, сама среда обитания этих людей не просто допускает, но располагает и даже предполагает развитие именно таких сюжетов. И я не знаю, что именно хотели сказать-донести авторы, я скажу только о том, что увидела и вынесла я…

Не суть важно, в каком ты живёшь городе. И даже совсем не важно, в какой ты живёшь стране. Важно, в каком живёшь ты мире. Можно выбрать мир из предложенного (а их множество), можно расслабиться и позволить какому-то из миров себя втянуть и после развести руками и обвинить этот мир в жестокости.  Можно построить свой. Мне кажется, каждый из героев этого «боя» на сцене-ринге Гоголь-центра прокрутил перед нами один из вариантов. Выжили не все.

И мне всегда задают вопрос, ответить на который в данном случае мне очень сложно…
— Понравилось?
— Не всё. Я до сих пор сомневаюсь. Во второй раз смотреть не пойду точно. Но придя домой на тот же вопрос, заданный сыном, ответила – «Тебе надо это посмотреть». И всё же, у меня от театра другие ожидания.

Смотрела с напряжением. Работа выполнена такими «широкими мазками». Нет изящной и кропотливой работы над образами (по крайней мере, я этого не заметила), что, в общем-то, оставляет ощущение «собирательности образов». Впрочем, две работы всё же, на мой взгляд, выделяются, но не разрушают при этом общего рисунка. Я о Тюхе и Наде. Герой Кукушкина очень неожиданно вышел ранимым…как ни странно, но он же вызывал во мне сколько неприязни, столько и сочувствия. Надя чем-то напомнила героиню фильма Серджио Леоне (Однажды на диком западе).

Что не понравилось КАТЕГОРИЧЕСКИ. Даже сценической правдой не могу оправдать публичный мат. Да, я знаю, что бомжи, бандерлоги и к ним движущиеся выражаются не «французскими мерси». Но мне довольно стилизации речи, чтобы вообразить недостающего. Ну обходились как-то без этого классики?

Что показалось спорным. Караоке…..по моим ощущениям несколько «притянуто». Не говорю уже о том, что «резало уши».

Что [неожиданно] зацепило. Братья очень нежно относятся к матери, которую мы знаем только по их упоминаниям и разговорам с ней по телефону. Сама же мать на сцене-ринге не появляется. Позже сходят на нет и телефонные разговоры. А старший брат, даже после того, как женился, купил по ипотеке квартиру, сам стал отцом – всё это время ни разу не встретился с матерью. Я было отнесла этот момент к непродуманности драматического материала, а после поняла, что неправа и что это как раз сильная сторона драматургии (при этом, не заимствованная у первоисточника). Ведь только вдуматься…. мать по настоящему родной им человек. Братья знают, что она гордилась ими, когда они были детьми и знают, что она хотела бы гордиться ими и дальше. И они, её сыновья, ощущали себя «не оправдавшими надежды». И я вдруг подумала, что очень и очень во многом вина за их порушенные судьбы на ней. Они её не винят, нет. Но её надежды на них, её желание гордиться ими лишили их возможности оставить этот жестокий город, в котором у них так и не получилось быть успешными и счастливыми. Её материнское тщеславие и их сыновья любовь стали для братьев дополнительными путами. Кому-то покажется спорным, но я почувствовала именно так.

Ну и самое главное. Таких «братьев и сестёр» я, вы, мы встречаем на улицах Москвы, Питера, Нью-Йорка, и других больших городов, обещающих «взлёты», но умалчивающих о падениях, сотни и тысячи. Не знаю, как это бывает с вами, но а я встречаясь с ними, часто испытывала не то, чтоб неприязнь, но что-то похожее и неприятное. Передёргивало меня от этого «захватнического «люмпенства». Я о тех, кто приезжает в мой город не за мечтой, а убегая от серости, затхлости и убожества. Потому как и серого, и тухлого, и убогого и в моём городе предостаточно. И «беглецы» к нашим тянут за собой серость, затхлость и убогость своих городов. И множат тем самым и без того многое. И идут они, такие, по метро, всех расталкивают. Потому что мечты и целей нет, но есть сила. Вот они эту силу свою они и выпячивают. И встречая их на пути, я обычно старалась с ними взглядами не пересекаться, потому как то, что в моих глазах, им бы точно не понравилось. И поверьте, это не от жесткости моей, это тоже защита и в какой-то степени, обида за свой город. Не так давно рассуждала на тему бездомных и людей, которые как бы и не совсем бомжи, но очень на них похожи. И тогда я не понимала, откуда их у нас стало столько. А после спектакля иду к метро (а это же Курская, кто не знает), так там чуть не на каждый кв.метр по несколько бомжей. Иду я, смотрю на них, прислушиваюсь и понимаю, что среди них добрая половина как раз таких «братьев».

И тогда мне подумалось, что спектакль этот, в котором столько неоднозначного, хорошо бы и жителям других больших городов показать, чтоб по другому посмотрели на приезжающих. И в малых «Семёновсках» тоже хорошо бы показать, только как-то чуть усилить, донести мысль что имеет смысл ехать за мечтой, но нельзя, бессмысленно «убегать от серости»…. Бег от бедности и серости в лучшем случае приведёт на ринг, где бои без правил, и где нет победителей.

И закрывая тему просто должна отметить Никиту Кукушкина (Тюха) и Викторию Исакову (Надя). Отличные актёрские работы! Очень выпуклые, неоднозначные образы. Они всё время заставляли прислушиваться и вглядываться…..Не возьмусь сосчитать, сколько раз за спектакль эти герои меняли моё отношение и к себе, и к своему окружению, и к ситуациям. Браво!

* А вообще, мне больше нравится, когда жизнь — театр, а не серия боёв без правил…….

Создатели:
Режиссер-постановщик: Алексей Мизгирёв
Драматург: Михаил Дурненков
Художники: Кирилл Серебренников и Вера Мартынова
Художник по свету: Иван Виноградов
Звукорежиссер: Евгений Кузнецов
Видеохудожник: Илья Шагалов
Постановщик боев и трюков: Сергей Дорофеев
Художник по гриму: Андрей Данциг
Светооператор: Владимир Дурнов
Реквизитор: Александра Фатина
Музыкальное оформление: Роман Шмаков, Александр Федосюк, Станислав Свинцов
Помощник режиссера: Наталья Станина
Исполнительный продюсер: Елизавета Шмакова

Роли и исполнители
Тюха – Никита Кукушкин
Обмылок – Риналь Мухаметов
Казан – Иван Фоминов
Хоббит – Роман Шмаков
Надя – Виктория Исакова
Нина – Яна Иртеньева
Папик – Сергей Дорофеев
Хозяин – Сергей Муравьёв
Хозяйка – Ирина Выборнова
Кореш 1 – Сергей Галахов
Кореш 2 – Михаил Тройник/ Сергей Савпук
Татарин – Борис Зверев
Боец – Юрий Демщук