Дм. Шостакович, Симфония № 4

Автор: | 05.08.2016

К Шостаковичу «пришла» в возрасте уже зрелом — после тридцати, точно. Не помню уже, как, на чём и в чьём исполнении вдруг проняло, но помню, что был период какого-то, просто фанатичного погружения, когда довольно долгое время только им и питалась. Как мне кажется, это не очень хорошо и не очень правильно — обедняет восприятие и музыка такая, к тому-же, в переборе не лечит, а рвёт в клочья душу. Но сказать хотела о другом. Вот только в этом году, зимой, достались мне воспоминания Шостаковича, записанные Соломоном Волковым. Будет возможность, найдите и почитайте, книга так и называется — Соломон Волков, «Свидетельство. Воспоминания Шостаковича». Это будет интересно, даже если музыка Шостаковича вас не трогает (он же не абсолют, а значит, и такое возможно…). В этом случае, вы найдёте много интересных историй и фактов о других музыкантах и даже о разных героях эпохи Шостаковича. Правда, очень интересно. Но меня эти воспоминания заставили по новому услышать музыку Шостаковича…она после этой книги обрела новые краски. Возьмём хоть его Четвёртую симфонию….вот несколько слов о ней:

ШостаковичВ моей несчастной жизни было много печальных событий, но были периоды, когда опасность зловеще сгущалась, когда она становилась особенно ощутимой, и тогда страх возрастал. В тот период, о котором мы сейчас говорим, я был близок к самоубийству. Меня страшили окружающие опасности, и я не видел другого способа избавиться от них.
Страх полностью овладел мною. Я больше не был хозяином своей жизни, моё прошлое было перечеркнуто, моя работа, мои способности ничего ни для кого не значили. И будущее виделось ничуть не более обнадеживающим. В этом момент я отчаянно хотел исчезнуть, это казалось единственно возможным выходом. Я думал об этой возможности с удовольствием.
В тот критический период мне очень помогло знакомство с идеями Зощенко. Он говорил не о том, что самоубийство — каприз, а что это — чисто детская реакция, бунт более низкого уровня психики против более высокого. Фактически, даже не бунт, а победа более низкого уровня, полная и окончательная победа .

Естественно, не только идеи Зощенко помогли мне в тот отчаянный час. Но эти и подобные рассуждения удержали меня от принятия чрезвычайных решений. Я вышел из кризиса более сильным, чем попал в него, более уверенным в своих силах. Враждебные силы уже не казались всемогущими, и даже постыдное предательство друзей и знакомых не причиняло такой сильной боли, как прежде.

Массовое предательство касалось не меня лично. Я сумел отделить себя от других людей, и в тот период это было для меня спасением.
Некоторые из этих мыслей при желании можно найти в моей Четвертой симфонии. (с)

Четвёртая симфония Дмитрия Шостаковича была написана в 1934 — 1936 годах. Первое исполнение её было запланировано на декабрь 1936, но композитор премьеру отменил. Многие историки отмену объясняют критикой, обрушившейся на композитора в то время в статье «Сумбур вместо музыки» (на Катерину Измайлову). Первое исполнение «Четвёртой» состоялось 30 декабря 1961-го. Тогда симфония прозвучала в исполнении оркестра Московской филармонии под руководством Кирилла Кондрашина.