М. Казиник: Моя задача — отвлечь детей и взрослых от каждодневной суеты и ввести их в особое состояние души

By | 18.04.2016

Михаил Казиник

Михаил Семёновч Казиник относится к той категории людей, застать в состоянии покоя которых невозможно. Он в вечном движении, в постоянных разъездах по миру…

23 и 24 апреля в Большом конференц зале Правительства Москвы пройдут концерты-лекции искусствоведа, музыканта, писателя, поэта и философа Михаила Казиника.

В преддверии апрельских концертов-лекций Михаила Казиника удалось задать ему несколько вопросов:

 

А: — В 1991 Вы уехали из России и какое-то время наблюдали за происходящим издалека. А может, Вас так захватили новые условия и правила жизни, что и не наблюдали, не до того было. К слову, какие были основные и самые важные, самые ценные для вас различия с жизнью в России?

М.К.- На самом деле я никуда не уезжал. Тем более, из России. Я уехал на гастроли в Швецию из СССР, и, разозлившись на путч, решил согласиться на предложения остаться и поработать в Швеции. Я не эмигрант и никогда им не был. Большую часть времени я провожу здесь. Моя публика осталась мне верна и мной любима.

А. Но был всё же некоторый перерыв, после которого Вы приехали в уже обновлённую Россию. Изменились улицы, правила и условия жизни. Появились новые слушатели. Можете вспомнить, в чём были эти различия? Интересно, с чем Вы тогда приехали, о чём рассказывали и что играли. Где? Какиe люди пришли и как принимали? И какие перемены Вам тогда бросились в глаза?

М.К. — Я не почувствовал какую-либо невероятную разницу между публикой 1991 и 1993 года. Состав моих слушателей не изменился. Это люди, с которыми я встречался многие годы и их подросшие дети. Более того, у меня не появилось ощущения распада, ибо я много раз приезжал в Артек, общался с детьми. И мои мысли оказались так же актуальны, как и раньше. Я думаю, что, когда говоришь о Вечности, о том, что непреходяще, то видишь перед собой людей в объективе Вечности. Моя задача — отвлечь детей и взрослых от каждодневной суеты и ввести их в особое состояние души, о котором поэт сказал: «Привлечь к себе любовь Пространства, Услышать Будущего зов». В Москве меня поразило тогда огромное количество киосков, невероятное количество продавцов и куда меньшее — покупателей. Больше, чем раньше заговорили о деньгах.

А. Вы к этому времени уже имели большой опыт работы с аудиториями европейских стран. Можете как-то сформулировать характеристики слушателей разных стран? Что можно сказать о том, как изменился российский слушатель за эти годы?

М.К. — Мой слушатель не очень изменился за эти годы. Если бы я был популярным певцом, то, видимо, заметил бы изменения. Ибо поп-музыка постоянно приспосабливается к изменениям аудитории. Ведь, у неё чаще всего коммерческая задача.

А. Вы многое делаете не просто для популяризации, но я бы сказала, для раскрытия классической музыки. Думаю, классики Вам ТАМ весьма признательны за Ваш труд. Но как Вы относитесь к музыке современной? Участвуете как-то в популизации композиторов-современников? Мы ведь знаем их до обидного мало. Может, планируете какую-то программу? Моё личное мнение, это было бы совершенно замечательно и очень интересно, а главное, эффективно….ведь слушатель Вас знает, Вам доверяет…Вас он точно услышит.

М.К. К сожалению, современные российские композиторы нечасто выходят на меня со своей музыкой. Среди тех, кого я показал в своих программах, выдающийся композитор 21 века Лера Ауэрбах, очень необычная и ни на кого непохожая профессор Беркли Алла Коэн, своеобразная, неповторимо остроумная Анна Фомина, совершенно замечательный и подлинный Евгений Щербаков, глубокий и серьёзный Григорий Смирнов. Очень хотелось бы познакомить моих слушателей с титаном современного симфонизма Гией Канчели, но формат моих программ не позволяет мне сделать этого. То же касается нежного, тонкого киевлянина Валентина Сильвестрова. Я иногда даю небольшие фрагменты из их творчества. Но главную задачу своей жизни я всё-таки считаю расширение аудитории классической музыки. Аудитория слишком мала для такой огромной страны. А это куда более важно, чем многие полагают.

А. Хочу ещё спросить о музыкальных критиках и обозревателях, и о таких, как я — обычных любителях музыки, которые пишут. Как видится Вам, каких не достаёт материалов….анонсов концертов и программ? разборов сыгранных концертов? рассказов о музыкантах? личных впечатлений? может быть, чего-то ещё ? Вы сами что и кого просматриваете и читаете, чьему мнению доверяете?

М.К. — Недостаёт всего: пишущих о музыке интересно, исполнителей, которые идут к широким слушательским кругам, рекламы концертов исполнителей великой музыки. Недостаёт особого направления в образовании музыковедов, которые смогут выйти к неподготовленной аудитории и артистично, ярко настроить людей на восприятие Высокой музыки.

И вопрос, который лично передо мной встаёт всё чаще, вызывая чуть не физические муки. Въелось, втёрлось в кожу про то, что «в человеке всё должно быть прекрасно» и про красоту, которая «спасёт мир». К сожалению, действительность не устаёт доказывать, что это всё слова. С умершими много лет назад проще. Мы часто знаем о них слишком мало (если не сказать, ничего), их неблаговидные высказывания и проступки никак не затрагивают нас, ныне живущих. Почти все они, хорошо — многие из них, служили своим «дворам» и от двора кормились. Но вот к современникам, приближенным к дворовой кормушке, доверия, почему-то, нет. Много имён, ещё недавно уважаемых и любимых, сегодня вызывают такое отторжение, что даже как-то перед собой неловко.

М.К. — Это и для меня великая трагедия. Но в том, о чём Вы говорите, нет ничего нового. Это было во все времена. Сегодня, может быть, острее. Но, когда под исключением гениального Пастернака из Союза писателей подписались ВСЕ (кроме тех, кто срочно «заболел», не желая войти в историю очередного фарса)
«Учёный, сверстник Галилея Был Галилей не глупее. Он знал, что вертится Земля, Но у него была семья».
Это одна из Вечных тем в искусстве. Это никогда не перестанет болеть…

А. Вам ведь тоже приходится работать с теми, кто близок к различным «дворам» — нашим и не нашим. Вы не любитель, профессионал. И не просто музыкант, но также исследователь и философ. Ваше отношение к музыканту (к художнику) зависит от того, как ведёт он себя вне сцены, что проповедует, с кем и за кого  «дружит»?  А люди в зале? Не возникает мыслей, что в числе нескольких сотен окажется два-три мерзавца?  Теоретически, могли бы Вы поставить точку и отказаться выступать?

М.К. Здесь сразу несколько вопросов. Среди моих поклонников есть самые неожиданные люди, которые живут двойной жизнью. Одна — официальная, политическая, другая — они мои слушатели — читают мои книги, смотрят фильмы, слушают программы по радио. Есть и замечательные артисты, писатели, учёные. Я постоянно получаю их подтверждения о любви к моей работе. Есть и артисты популярных жанров, которые на публике выглядят так, как нужно, чтобы публика платила немалые деньги. А я у них «для себя».Но я совершенно не афиширую контактов со всеми этими людьми. Я не пиарщик и не самопиарщик.
А когда я на сцене, то я совершенно не задумываюсь, кто друг, и кто враг. Я чувствую ТОЛЬКО энергии поддержки и любви. А разбирать КТО из них друг, а кто — «просто так» у меня не хватит времени. Ведь, есть недруги по идейным соображениям, поскольку я не вписываюсь в круг их представлений, а есть просто глупые завистники. Но зависть — это ужасная болезнь, они мешает жить, мешает радоваться тому, что есть у тебя. Некоторые из них смотрят и слушают, и читают ВСЁ, абсолютно всё, что я издаю, говорю, записываю. И пытаются ВСЁ уничтожить. Здесь проблема (кроме их собственной болезни) только в одном: они разрушают веру в то, что Высокая музыка делает людей лучше.

Значит, музыка не сделала их лучше? — спрашивают мои поклонники. Я отвечаю: ИХ — нет. Не сделала. Ибо они «музыку разъяли, как труп, Поверили алгеброй гармонию»… И всё!
А сделала лучше музыка вас, мои дорогие слушатели! Для них же музыка — это ТОЛЬКО аппликатура, усиления и уменьшения звука, и…повод для зависти.

Концерты-лекции искусствоведа, музыканта, писателя, поэта и философа Михаила Казиника пройдут в рамках нового культурно-просветительского проекта «Объектив Культуры».  Подробнее