Re: на вечер памяти Вана Клиберна

Автор: | 26.02.2014

Вечер памяти Вана Клиберна удался. Несмотря даже на отсутствие одного из самых ожидаемого гостя — Владимира Виардо. С ним вышло что-то загадочное….в Москву прилетел, а выступить, по причине какого-то недуга, не смог. Что за недуг такой, о котором и сказать как-бы даже неловко? И то, что Святослав Бэлза не счёл необходимым как-то чуть подробнее оправдать отсутствие пианиста, на которого пришли очень многие, у этих многих вызвало недоумение. Признаюсь, мне самой очень и очень хотелось услышать Виардо, которого слушала только в записи. Было почти досадно, но дальше программа пошла столь сильно, что на досаду сил не осталось. И всё же, хорошо бы услышать когда-то и Виардо.

Надо отдать должное Святославу Бэлза. Подозреваю, что своё вступительное слово ему пришлось затянуть, чтобы за сценой могли окончательно решить и определиться, кто, с чем, когда выходит и что играет. На помощь ведущему пришёл его личный опыт, богатый не только умением «держать ситуацию», но и встречами. А какой он рассказчик, знают, думаю, многие. Тронула сердце история о том, как Ван Клиберн получил диплом Московской консерватории. Оказывается, ему хотели дать звание почётного выпускника (или что-то вроде того), но он отказался и (!) попросил ДИПЛОМ выпускника нашей консерватории. А время было уже постперестроечное, но ещё советское….в общем, диплом ему выбили и торжественно, в Рахманиновском зале, вручили, и присутствовала при вручении диплома уже сильно, надо думать, пожилая мама Ван Клиберна.

Как-то представила себе всё это, и всё показалось таким трогательным и в то же время значительным. Со мной рядом сидела стайка совсем юных студентов — лет по 17, наверное. Улыбчивые такие, лёгкие….понравилось, как они слушали, как реагировали. Живые, непосредственные. Я почему-то опять представила Вана Клиберна тогда, перед и во время конкурса. Представила, как сильно он отличался от советских, довольно закрытых и скованных, «футлярных» музыкантов…выросло новое поколение…ему бы они понравились.

Но о концерте. Прекрасны были и Вадим Холоденко и Станислав Юденич. Вадим Холоденко играл с РНО и Плетнёвым 3-й концерт Чайковского — не полностью, часть его, кажется, первую. У меня было чувство, что слушаю этот концерт впервые….я вот даже сейчас не знаю, на самом деле это так или просто так было исполнено….правда не могу сказать ничего, кроме того, что это было …вдумчиво? да, наверное, так, вдумчиво…словно паришь над чем-то, над какой-то холодной гладью, и вдруг начинаешь кружить над этим, словно, к чему-то прицеливаясь…и в конце, на последних тактах, аж перехватило дыхание…
На «бис» Вадим не поддался, не вышел, зал вздохнул и отпустил. А жаль…

За Вадимом вышел Станислав Юденич — играл 2-ой концерт Сен-Санса с оркестром (тоже, понятно, с РНО и Плетнёвым). Аплодисменты на Станислава «обрушились», уйти без беса он просто не мог. Виртуоз, конечно. Но что-то мне лично в тот вечер был ближе Чайковский.

Было второе отделение. Шестая симфония Чайковского…. и тучи из облака, и родившийся из лёгкого июньского ветра ураган….гром гремел, сверкали молнии…молилась мать за сына…

И вдруг — вальс, вальс, вальс….такой безмятежный и лёгкий! тонкие кисти рук вчерашних гимназисток, ароматы духов…говорите, гром гремел? это точно где-то очень далеко…и скорее всего, вам просто послышалось…

Я же точно не впервые слушала эту Шестую Чайковского. Но так ярко и точно — в первый раз…так поверила этому вальсу, что забыла кордоны на улице, через которые пробиралась к концертному залу. И в третьей части накрыло. В ней столько тревоги и боли, что куда там нашим классикам словесности….боль в каждом такте и в каждой ноте….так страшно за те тонкие руки и хрупкие плечи…и не надо никаких ведь слов.

Отчего в нашей музыке так много этого состояния тревожности…? Даже в самом чистом-нежном-хрупком вальсе и отголоски тревоги былой и предчувствие будущей….

Плетнёв и его оркестр….думаю, сегодня они в числе лучших не только в России…