Сказ не о том, как театр не мог расстаться с люстрой, и не о том, как друзья помогли ему выжить… а о том, что он есть и будет

Автор: | 30.01.2014

 

1-IMG_1486

28.01.2014, Москва, около 7-ми вечера, темно и холодно, очень холодно. Мозг даже не заморожен — выморожен. Ещё бы, за -20, что при высокой влажности ощущается, как словно -30. Ищу во мгле Средний Тишинский пер., д. 5/7. Это должно быть где-то здесь…но где?

— Простите, не знаете, где  Средний Тишинский пер., д. 5/7?
— Нет
— Нет
— Нет
— ДК Серафимовича? Там сегодня открытие?
— Да!
— Да вот-же, направо и видите, светится! — на душе стало тепло и легко. До чего приятная женщина!

— Сегодня прямо все туда дорогу спрашивают. Мы вышли с Мотей, а все туда так и бегут.

Замечаю небольшого зверя, скорее всего собаку, замотанного в разное, словно француз в 12-м по Москвой.

— Говорят, туда переехал Райхельгауз со своим театром. Не знаете, верно ли? Насовсем?
— Да, верно. На время ремонта — не на совсем! Спасибо, я побежала!
— Бегите! Хорошего вечера! Надо будет тоже непременно сходить.

В другую погоду непременно перекинулась бы с дамой парой слов, даже и порекомендовала бы ей, что посмотреть. Уж «Лондонский треугольник» или «Русское горе», или «Пришёл мужчина к женщине» с «Чайкой» — это из того, что сама люблю очень, так непременно. Но в этот раз было так холодно, что на разговоры не было ровно никаких сил. Ну ничего, они с Мотей гуляют не то, что ежедневно, поди, раза два-три на дню, ещё не раз подойдут к афише и выберут сами.

Забегая вперёд скажу, что искала так долго (минут 10, но на морозе они были за час) лишь по причине отмороженности мозга, а так найти было не сложно и от Белорусской кольцевой идти совсем чуть-чуть. Честно, как ударили морозы, отказалась вовсе куда либо ездить, но здесь был не повод — событие(!), пропустить которое не могла.

В ноябре пожар лишил крыши и сцены родной дом Театра «Школа современной пьесы», разом превратив прекрасных актёров, среди которых гордость российской театральной школы в «артистов-погорельцев». Не горькая, а горчайшая ирония. Ноябрь, декабрь и январь театр кочевал, перебиваясь редкими встречами с публикой с гостевых площадок, предоставляемых сопереживающими коллегами.
И вот, переезд на новую, но благодарные актёры и Райхельгауз подчёркивают, ВРЕМЕННУЮ площадку.

Не знаю, сама не видела, что было с залом ДК прежде (могу представить, потому как бывала в других клубах и ДК — кто за ними следил? Но сейчас и фойе, и что особенно важно, сцена и зрительный зал выглядят очень даже прилично…. но самое главное, самое ценное — ЛЮСТРА!!!!

Кто был на Неглинной, тот точно помнит прекрасную старинную люстру, которой, не много, не мало — сто лет. Её удалось спасти и вот сейчас она, как всё равно семейная реликвия, как талисман переехала с театром. Райхельгауз рассказал невероятно трогательную историю….
Оказывается, местные условия никак не позволяли подвесить эту люстру к потолку в зале в Среднем Тишинском 5/7. Там много что оказалось сделать невозможным, но вот люстры Райхельгауз не выдержал и упёрся, словно без люстры, без этой, Театр «Школа современной пьесы» невозможен….

Скорее всего, никуда бы Йосиф Леонидович не делся и переехал бы, чуть менее счастливый, и без этой люстры, проведывая её в редкие выходные, чтобы смахнуть пыль и рассказать про бытие….ну, куда бы он, в самом деле, делся бы? Но в друзьях у театра есть один человек. Можно сказать, электрик….ну, или, инженер-электрик. Оказалось, что дружит тот инженер-электрик не только с театром, но и с головой. И пришёл он на помощь театру, и придумал, как и что, и лично руководил работами по подвешиванию люстры, да и вообще, по всей прокладке сложнейшей системы электро-обеспечения временного пристанища театра. Мне вот об этом, с одной стороны, кажется важным сказать, с другой стороны, даже не знаю, как это правильно написать…а представьте только, если такие работы поручить неизвестно кому? Думаю, вы понимаете. Ах, да, имя электрика-волшебника Борис, фамилия — Вайнзихер — генеральный директор ЗАО «КЭС».

На самом деле так подробно остановилась на люстре и этом имени по той простой причине, что празднование новоселья началось с ритуала. Да, вы правильно угадали, совсем как на Новогоднем утреннике, когда по команде Снегурочки все просят, чтоб загорелись огни на ёлочке, так и в этот морозный январский вечер вторя прекрасной Ирине Алфёровой зал просил, чтоб включилась старинная люстра….и чудо случилось, заиграли, затанцевали блики от хрусталя…и заиграл музыкальный оркестр….у меня, как думаю, у многих, перехватило дыхание и защипало в глазах…

После было прекрасное гала-ревю-перформанс…не знаю, мне ближе наше родное — театральный капустник, в котором артисты с таким удовольствием разыгрывали сцены из любимых спектаклей…..
Играл оркестр. А вот речей не было. Благодарности звучали с как-то по семейному…знаете, как часто благодарим мы близких — нежно, искренне, но как бы пряча чувства за иронией. Вот примерно так он и звучало, все чувства «в подтекстах».

Да, нельзя промолчать, для всех-всех-всех-всех, пришедших поддержать и поздравить театр был Оливье…настоящий….думаю, такой правильный тазик, потому как хватило всем.

Как долго пробудет театр в здании по адресу Средний Тишинский пер., д. 5/7, пока неизвестно. Йосиф Леонидович надеется, все восстановительные, а заодно, и реставрационные работы по старому адресу завершатся год-полтора. А к полноценной работе на новой (Райхельгауз, да и актёры, не забывали подчёркивать — на новой ВРЕМЕННОЙ сцене) театр приступит уже в феврале.

Кстати, 7 февраля здесь состоится премьера любовной комедии «Последний ацтек» по пьесе Виктора Шендеровича «Потерпевший Гольдинер».

Режиссер — Иосиф РАЙХЕЛЬГАУЗ
Художник — Алексей ТРЕГУБОВ

Нью-Йорк, Манхэттен, наши дни… Немолодой мужчина оказался под колесами автомобиля, которым, конечно же, управляла женщина. Суд приговорил ее к общественным работам — ухаживать за потерпевшим Гольдинером, который по вине миссис Уотсон теперь прикован к постели со сломанной ногой и трещиной в ребре. И он, и она — эмигранты: он — старый еврей, приехавший из Cоветского Союза и не желающий расставаться с прежними идеалами, она — молодая и современная американка, которую когда-то привезли сюда русские родители… так несчастный случай и американское законодательство сводит двух одиноких людей. Чувство, возникшее между ними, очень похоже на любовь, но не так просто изменить свою жизнь…

В спектакле заняты:
Мистер Гольдинер — Альберт ФИЛОЗОВ
Миссис Уотсон — Татьяна ВЕДЕНЕЕВА

А закончу словами благодарности, которые хочу адресовать даже не театру, к которому отношусь и с уважением, и нежно, а тем, кто оказал ему помощь в борьбе за послепожарное возрождение и возвращение на сцену прекрасных актёров
Продолжительность спектакля 2 часа без антракта.

Самохину Валерию Михайловичу
Дрожниковой Наталье Викторовне
Лупачевой Галине Валентиновне
Вайнзихер Борису Феликсовичу
Ветрову Игорю Николаевичу
Гаевскому Юрию Андреевичу и ООО «Проектземстрой»
Дюпину Михаилу Валерьевичу и ООО «СМУ-9 Проект»
Капкову Сергею Александровичу и Департаменту культуры города Москвы
Президенту ВТБ Костину Андрею Леонидовичу
Малобродскому Алексею Аркадьевичу и «Гоголь-центру»
Ошарину Леониду Вячеславовичу и Московскому театру имени В.В. Маяковского
Рывкину Григорию Евсеевичу и ОАО «Электроцентромонтаж»
Соколовой Ольге Эдуардовне и Московскому театру «Школа драматического искусства»
Табакову Олегу Павловичу и театру «Табакерка»
Чубайсу Анатолию Борисовичу
Раппопорт Андрею Натановичу
Завадникову Валентину Георгиевичу

НИЗКИЙ ПОКЛОН!!!

*и простите, если кого забыла…всё равно благодарно желаю вам счастья и добра!