Re: на «Лондонский треугольник»

Автор: | 06.10.2013

В сентябре афиша театра «Школа современной пьесы» обогатилась новой строкой – здесь поставили спектакль «Лондонский треугольник» по одноимённой пьесе Александра Углова.

Режиссёры-постановщики — Дмитрий Астрахан и Владимир Рубанов.
В ролях — Джульетта Геринг, Александр Гордон, Александр Галибин

Герои, что называется, «из школьной программы». По крайней мере, Герцен и Огарёв. Из школьной же программы помню, что Герцен, помимо того, что Их имена ассоциируются с чем-то общественно-революционным, за которым не помнится ничего человечного. Герцен – революционер, философ, публицист и писатель. Огарёв – революционер, публицист и поэт. Что они друзья, эмигрировавшие в Великобританию, где издавали какой-то еженедельник «Колокол» – оплот свободной русской мысли.
Или программа была ущербной, или я не слишком усердной, но более ничего не отложилось, по крайней мере, «человеческого» образа ни того, ни другого не сложилось. Ничего не помнится о героине – Наталье Тучковой. Думаю, не было о ней в школьной программе, а если и было, то мне не запомнилось.

И вот, неожиданно – он, она и он. Без пафоса, без пьедесталов. Хрестоматийные герои вдруг обрели лица и плоть, стали одушевлёнными.

Было любопытно,  что и о чём и как «преподнесут». Ждать от театра «чего-то оригинального»  уже вошло в привычку… «рассказывать истории» театры ведь практически престали, возложив эту задачу на плечи кинематографа.  Режиссёры, то ли потеряли интерес к сюжетам, то ли их не видят и не находят… а может, считают, что мы, зрители, и так уже всё и про всех знаем и что нас больше интересуют разные «неожиданные сценические решения». И вот выходишь из театра и ищешь «скрытый смысл», «подтексты», то восхищаешься оригинальными «находками», то их ругаешь, обсуждая «трактовку и видение» и крайне редко –  историю и героев.

Здесь же, если новаторство и было, то как раз в отказе от него. За все два действия «Станиславский» так и не проснулся, не крикнул «Не верю»», а в антракте и после спектакля обсуждали саму историю и обстоятельства, спорили и говорили (по крайней мере, мы с моей коллегой) о героях. История сложных взаимоотношений двух мужчин и одной женщины была рассказана и преподнесена просто и очень тактично. Как удачно сказала моя спутница и коллега — «Деликатно».

Огарёв. Вот он, пылкий и немного несобранный, совсем не расчётливый, покинув отечество, плывёт к чужим берегам. С ним его молодая красавица жена. В туманный Лондон и в туманную же неопределённость. Хорошо, что там, в Лондоне, друг и соратник Герцен.  Огарёв не просто чувствует — он знает,  что судьбы их тесно связаны и неразрывны. Вот только пока даже не представляет, насколько и какой ценою.

Задумалась — а если бы знал? Если бы знал и понимал, чем всё это для него обернётся? Для него и любимой им женщины? Ответ, как мне кажется, знаю….всё равно бы поехал и всё равно эти свои революционные идеи и дружбу поставил бы выше любимой женщины и её интересов. Национальная черта наших мужчин? Ах, как красиво и благородно умеют они жертвовать личным – детьми, любимыми жёнами, ради «Великих идей»…. Наша отечественная история, чуть не от Игоря, такими примерами пестрит.

Наталья Тучкова, вторая жена Огарёва. Первая жена поэта-революционера развода ему не давала, и до самой её смерти Наталья была Огарёву «супругой вне закона», что при её принадлежности к высшему сословию было, в обще-то, поступком.

Надо полагать, что Огарёв был человеком благородным,  ответственность свою за Наталью и масштаб её жертвенности понимал. Это также говорит о том, какой силы и осознанности была любовь Натальи. Не за просто дался ей этот брак. Опять же, национальная черта – наши женщины всегда славились тем, что умели и отказаться от «света», и пойти против законов, если «свет» и законы на противоположной стороне от любимых. Что называется, за любовь хоть на Колыму, хоть на панель. А в случае с Натальей Лондон был той же Колымою. Но отвлеклась.

Вот Наталья вспоминает, что совсем в девичестве была влюблена в лучшего друга Огарёва – Герцена. Вспоминает и делится этим своим воспоминанием с любимым супругом — не  желает и не видит необходимости ничего от него таить. В тот момент она ещё не понимает, не предполагает даже, что её ждёт. И ещё даже не сомневается в своей выстраданной любви к Огарёву, а просто по человечески сочувствует овдовевшему Герцену, жалеет его осиротевших детей.

Герцен. Истинный дворянин. Мыслитель, философ. По меркам века нынешнего, совсем ещё молодой, но для своего времени мужчина зрелый. Политик, равнодушный к мирской суете. Покойная жена, как положено, возведена в ранг святых и среди прочих женщин равных ей нет, и не может быть. Впрочем, «женским вопросом» Герцен не слишком озабочен.Он, Герцен, выше «земного». Вся его жизнь посвящена борьбе с позорным в 19-м веке крепостным правом. Жизненную ценность дл него имеют лишь его идеалы и дружба. И он, Герцен, с нетерпением ожидает приезда в Лондон друга Огарёва. Ему, Герцену, необходим надёжный партнёр и соратник, которому он мог бы доверять. А что друг Огарёв не один, а с супругой, тоже неплохо.

Вот встреча друзей. Маленькая неловкость Натальи заставляет Герцена вспомнить былое. Знаете, как бывает неловко быть в чём-то счастливым, когда рядом кто-то именно в том же несчастен? И Наташу немедленно накрывает волной даже не сочувствия, а горячей жалости. А тут ещё дети. У Натальи с Огарёвым детей нет и Огарёв давно предупредил Наталью, что и не будет. И вот она всю свою нерастраченную, непознанную, чуть надуманную пылкость обращает на детей Герцена и на него самого и всё больше и больше становится частью его жизни. И  не скрывает от Огарёва, что её сердце «надвое».

А что Огарёв? Да, переживает. Но уехать, чтоб помочь Наташе? Дружба и Россия это же выше, важнее каких-то сантиментов. Она должна справиться. Что до собственных уколов ревности – их можно чем-то «запить». Как просто, да? И Огарёв – поэт и мыслитель, страдает, пишет острейшие статьи и стихи (не о любви, а что-то «политическое» и – пьёт.

Что же Герцен? Ему, как человеку благородному, конечно, неловко. Да и с покойной женой никто не сравним…но…как-то не хватает женской ласки и любви…. Но Наталья – жена друга и соратника. Отношения с ней могут повредить дружбе и делу. Впрочем, если Огарёв не вмешивается, то что же может сделать он, Герцен? Да ничего! Вот он ничего и не делает… пусть оно как-нибудь «само».

Меньше всего, да что там – нисколько! – думают друзья и соратники о Наталье. Один – не слишком держит, другой не слишком отталкивает. Что им мелкое…женщина не должна отвлекать от Великого…их имена впишут в историю и в школьную программу.

Дальше они так и будут — принимать происходящее и страдать. Сперва от неловкости ситуации и от бытового неудобства. После научатся с этим как-то жить и почти приспособятся… да вот Наталья будет истерить да ещё и беременеть временами. Что-что, а проблемы женщины умеют создавать.

Хотела же написать о постановке, о том, какие живые образы создали актёры…а не выходит. Думаю, надо просто идти и смотреть. Это просто интересно и не только личной драмой  героев, представленной на удивление легко и просто (это я уже своими рассуждениями сгустила краски). Многое из спектакля проецируется на наши дни, невольно вспоминаются и герои наших дней. Политика и сегодня увлекает многих наших мужчин больше, чем жёны и дети. Поставлено хорошо — действие, несмотря на то, что легло на плечи трёх актёров, проходит в каком то очень правильном темпе. Нет никакого нагнетания – это грустная такая драма, но не трагедия, после которой не хотелось бы жить и всё видеось бы в чёрном свете. И это тот случай, когда после просмотра есть и о чём подумать, и о чём поговорить. Рекомендую смотреть.

Смотрите в октябре — 16 и 29 , в ноябре — 4 и 30.

Фотографии предоставлены театром