«Три девушки в голубом» в Другом театре

Автор: | 08.03.2013

три девушки в голубом Другой театр Получила релиз из «Другого театра». Цитирую почти без купюр.

9 марта «Другой театр» приглашает в ДК им. Зуева на премьеру спектакля «Три девушки в голубом» по одноименной пьесе Людмилы Петрушевской.

«Три девушки в голубом» — пятая работа режиссера Оксаны Цехович в «Другом театре». До этого были «Лавстория» по мотивам пьесы «Любовь Карловны» Оли Мухиной, «Шоколад на крутом кипятке» — первая в России постановка по роману Лауры Эскивель, сказка Василия Шукшина «До третьих петухов» с цитатами из «Москва-Петушки» Ерофеева и спектакль «Фаина. Одесская история» по воспоминаниям Фаины Райхельгауз с Людмилой Ивановной Ивановой в главной роли.

«Для меня каждая новая работа, постановка – это мучительное путешествие, никогда не знаю, чем все закончится, — говорит режиссер спектакля Оксана Цехович. – Мне нравится заниматься этой неженской профессией. Всем говорю, что хочу актрисой работать, репетировать у других режиссеров…Потом снова встречаю «свою пьесу» и начинаю сочинять спектакль. Видимо, режиссура — это уже всерьез и надолго. «Три девушки в голубом» — это первая пьеса, в которой я ничего не резала, не сочиняла текст и не приклеивала. Я решила оставить все слова, хотелось считывать автора».

Режиссер спектакля – Оксана Цехович Сценография – Сергей Лунин Художник по костюмам – Анастасия Шенталинская В ролях: Алиса Гребенщикова, Андрей Барило, Анна Нахапетова, Ольга Прихудайлова, Альбина Тиханова, Кузьма Яременко и Дмитрий Полунин.

* * * * *

Не помню точно, в каком году познакомилась с творчеством Людмилы Петрушевской. В 82-м или 83-м? Было это в читальном зале Театральной библиотеки (сейчас Библиотека искусств). Читальный зал был надёжным прибежищем для прогульщиков школьных уроков. Здесь кто-то рассказал про почти запретного про драматурга, за спектакль по пьесе которого разогнали Студенческий театр МГУ. Запретный плод сладок в любом возрасте, а в 16 всё, что нельзя и не положено, просто обречено быть узнанным и испробованным. Вообще-то в Театралке доступ к литературе был строго ранжирован – что дозволялось заказывать режиссёрам и актёрам, то не всегда выдавалось студийцам (для того, чтоб записаться в театральную библиотеку надо было быть, как минимум, участником театральной студии или народного театра). Кажется, и Петрушевскую выдавали не всем, но надо же было просто уметь дружить и общаться….в той среде и в то время к тяге молодых к познанию относились с уважением – Петрушевскую мне заказали. Это была повесть «Три девушки в голубом». В 16 и долгие годы после я страшно стыдилась окружающей нищеты бытия. А жили мы при том в месте довольно престижном. Довольно сказать, что от Москвы (МКАД) отделяло нас всего 800 метров (о чём торжественно извещал дорожный указатель). Рядом (немного проехать на велосипеде или с полчаса пройти пешком) – дачи писателей и художников. Через дорогу – академики и научные сотрудники из НИИ. И лишь на отшибе, но «рукой подать» до прекрасного (в детском понимании), с десяток или чуть больше убогих и покосившихся лачуг, которые всё грозились снести а жильцов переселить, да всё не доходило до дела. Особо ярко помню расставленные по комнатам тазики – это протекала крыша. А ещё – керосинку, фонари и свечи – бывало,  ломалась линия электропередач и без света жили неделями. Жить так  в двадцатом веке было стыдно, но сводило с ума и заставляло негодовать не только отсутствие удобств. Ещё совсем незрелый ум отказывался понять, почему при таких невероятных возможностях, которые вот они, в изобилии «рукой подать» или только переехать МКАД, кто-то ещё живёт вот так ничтожно? И почему то, мучило чувство стыда. Не думайте, что я отвлеклась и сбилась с темы. Почему так отчётливо помню своё прочтение «Трёх девушек» Петрушевской? Действие этой «комедии» разворачивается на даче. Главным героиням, трём троюродным сёстрам за тридцать. На память всем и каждому немедленно приходят «Три сестры» Чехова, но это совсем не об одном и том же… У сестёр дети (мальчики), но замужем только одна из них, да то, «почти не считается». Ира, Татьяна, Светлана – они хорошие, но замученные передрягами, вечной нехваткой денег, неустроенностью. И меж собой живут они не слишком дружно – их постоянно ссорят быт и «детские вопросы» – что не поделили, кто первый начал, кто кого за что обидел….почти всегда раздражённые, они срывают друг на дружке обиды на несостоявшуюся личную жизнь и вечную нищету. На ту нищету, которой в Советском Союзе не было, на ту нищету, которой стыдилась и скрывала от окружающих девочка в читальном зале Театральной библиотеки. Мысли и разговоры сестёр крутятся вокруг протекающей крыши и постоянной нехватки денег. Не знающие и не слишком интересующиеся прошлым, они не находят в себе сил (желания?) задуматься о будущем. Даже незамысловатый роман Ирины (одной из девушек-сестёр) с с Николаем Ивановичем связан в некотором роде с её надеждой на перемены здесь-сейчас-сегодня. Он и начался то с того, что этот Николай Иванович проявляет что-то вроде заботы о быте Ирины, и одного этого довольно, чтоб вспыхнуть почти страсти, как после окажется, неуместной и пустой. Петрушевская рассказала это ярко, сочно, безжалостно достоверно. Писала Людмила Стефановна про наших бабушек и мам…позже стало ясно, что и про нас… да и сегодня, увы, всё также актуально. «Три девушки» Петрушевской не чеховские «Три сестры». Героини Антона Палыча, девушки утончённые и возвышенные, всё о смыслах жизни задумываются и пытаются вообразить, какой же она будет через много лет и понять своё в ней место. А героини «Чехова в шляпке с вуалью» и о будущем не думают, и прошлого не знают. Они в настоящем и все мысли их о том, как выжить. Крыша, деньги, детские разборки, снова крыша, взаимные обвинения, обиды, перемирия, пустой роман с женатым, и вновь о протекающей крыше. И всё это обыденно и даже без особого надрыва. Помню, что словно подслушанные и записанные с натуры диалоги, точные, такие узнаваемые образы, достоверность описанного быта, но главное – ирония, меня, тогда 16-ти или 17-ти лет, ещё не излечённую от комплексов и юношеского максимализма, сильно задели. И тогда, и долгие годы после утверждала, что эта пьеса Петрушевской надумана и чернушна. Сегодня же рискнула бы сказать, что «Три девушки в голубом» одно из лучших творений Петрушевской…не будь «Коломбины» и одноактовки «Любви», поставленной на Таганке. Не будь её загадочных, с изысканным привкусом шоколадной горечи, сказок. Пару лет назад была на встрече с Людмилой Стефановной, на представление её кабаре. В детстве мечтавшая об оперной карьере, уже в почтенном возрасте Петрушевская придумывает и создаёт собственный театр-кабаре. Не хлеба ради, а лишь потому, что ей хочется петь, танцевать и делить радость со зрителем. Слушала её страстные романсы, вслушивалась в её озорные тексты и полные иронии и нежности стихи и думала о том, сколько образов подарила она миру… Но как же интересна она сама и в большей степени та, которой стала сегодня. Женщина, сумевшая реализоваться во всех придуманных ею ипостасях. Ведь во многих её героинях она прописала себя. Это она сама прошла через нищенское существование, но не сдалась, не смирилась. Заболев страстью к перу и бумаге, заставила себя услышать самых выдающихся в те дни режиссёров – её, не признаваемую за мрачную подачу светлого советского настоящего, не боялись ставить Любимов и Захаров. Позже, уже прославленной писательницей поэтом и драматургом, увлеклась живописью. Захотела и занялась мультипликацией, создав свою студию. Вспомнила о своём детском желании петь и запела, основав театр. При этом, и жена (нынче – вдова), и мать троих детей. А ещё, прототип замечательного мультфильма Юрия Норштейна про Цаплю и Журавля. Помните такой? *А может и кто-то из «девушек в голубом» сумел преодолеть «притяжение быта»….? Вот было б, однако, чудесно.