Другой театр: «Человек есть человек»

«…Без доказательств человек вообще не человек, а обезьяна, как это уже доказал
Дарвин…» (с) Бертольт Брехт, . «Main ish main» (Человек есть человек»)

 

«…Гэли Гэй (однажды утром, сидя на стуле, говорит жене). Дорогая жена, сегодня я решился, сообразуясь с нашими доходами, купить рыбу. Такая покупка не превысит бюджета грузчика, который не пьет, очень мало курит и почти вовсе лишен страстей. Как ты полагаешь, — купить ли мне большую рыбу, или, может быть, ты предпочла бы малую?» (с)

Определившись с рыбой, жена Гэли Гэя даёт ему наставления – остерегаться торговок рыбой и солдат. После чего Гэли Гэй просит жену позаботиться о горячей воде для рыбы, обещает вернуться через десять минут и…. не возвращается. И поверьте, это очень, очень, очень смешно…хоть совсем и не весело.

Но невозвращение Гэли Гэя это не конец, а только начало. Так начинается очень тонкий, умный, интеллигентно-стёбный спектакль из репертуара Другого Театра.
Комедия про грузчика Гэли Гэя принадлежит перу Бертольта Брехта. «Main ish main» (название пьесы в оригинале) была написана Брехтом ещё чуть не в 30 году (точно не известно, но в 1931 она уже была поставлена) и выходила у нас прежде как «Что тот солдат, что этот». Другой театр представил своё прочтение пьесы, представив её зрителю под названием «Человек есть человек»

Режиссёр-постановщик – Мария Павловская.
В ролях: Егор Рыбаков, Виктория Захарова, Дмитрий Бозин, Даья Горшкалёва, Дарья Колпикова, Владимир Кочетков, Сергей Захарин, Константин Саушкин, Борис Дергачёв.

Помните слова Шекспира «Что в имени тебе моём? Ведь роза пахнет розой, Хоть розой назови её, Хоть нет»? Брехт, Павловская и компания рассказывают историю, в которой доказывают, что власть (государство/армия/война/денги/нужда  —  выберите своё) способны заставить розу перестать быть розой….просто лишь назвав её, да хоть, чертополохом и заставив её саму принять то, что она – чертополох. И то же может быть с человеком. С любым. Если на стороне власти  законы, деньги, пушки, то ей вполне по силам превратить человека в то, что ей сейчас нужно…. хоть в тягловую лошадь, хоть в кусок пушечного мяса. Даже без особого нажима. Довольно лишить его имени и назвать, как надо. Как она может это сделать?  Узнаете прочитав Брехта или посмотрев спектакль .

Я же просто поделюсь впечатлениями от увиденного..

Мне эта работа «Другого театра» понравилась безоговорочно. Понравилось, что повествование шло ровно, без бурных эмоциональных всплесков, что давало возможность буквально в него погрузиться. Очень удачное музыкальное решение. К действующим лицам добавлена девушка-тапёр, которая не просто «музыкально сопровождает», а словно ткёт музыкальное полотно. Внимательно отслеживая происходящее на сцене, она своей игрой словно комментирует происходящее и возникает ощущение, что всё это сон-иллюзия-импровизация.

Здесь и близко не было системы Станиславского, которая далеко не единственная в театральном мире. Это был Брехт, и Брехт не только драматург, но и Брехт – идеолог и теоретик театра. И отсюда несколько эпическая, притчевая отстранённость исполнителей от героев. Им не надо было их любить или ненавидеть. Им не надо было сочувствовать своим героям. Не было задачи заставить нас, сидящих в зале, забыть об условностях, поверить в происходящее и сопереживать. Нет, нет и нет. Не было нравоучений, не было плохих или хороших героев, не было и предварительных оценок и выводов.

Они словно говорили своим действом : Все взрослые люди? Отлично. Усаживайтесь поудобней. Нам есть что вам рассказать и о чём предложить подумать – прямо сейчас, или, если хотите, на досуге. И рассказали. Это никак не было никаким «я-мы в предлагаемых обстоятельства», актёры не примеряли на себя шкуры своих героев. Но тем достоверней, возможней, смешнее со сцены, но страшнее в вероятной перспективе показалось ими представленное. А сидящим в зале только и оставалось, что «думать и делать выводы».

Стилистика отдельных сцен напоминала то старое немецкое кино из первых звуковых лент, то кинохронику. При почти полном отсутствии декораций, минимуме реквизита и достаточно условных костюмах, визуально спектакль очень красивый. Во многом это достигается за счёт выдержанной цветовой гамы и отточенной пластики и почти графичных мизансцен. В какой-то момент возникло трудно преодолимое желание достать бумагу и карандаш и зарисовать происходящее.. Особенно в дуэтных сценах  сержанта и вдовы, владелицы трактира. Помешало отсутствие карандашей-бумаги и полное неумение рисовать. Но то, что это было стильно-красиво, забыть невозможно.

Несколько слов о вдове. Наблюдать её было особым эстетическим удовольствием. Умная, порочная, несчастная, гордая, жалкая, нежная, коварная, страстная, холодная …фонтанирующая сексуальной экспрессией…сев писать отзыв, решила, что непременно должна особо отметить исполнительницу этой роли. Но кто она? Не удалось купить программку, а на сайте театра не расписано, кто кого играет. Перебрала всех исполнителей и все роли, по всему выходит – Дарья Колпикова. Но совершенно ведь не похожа! Обратилась за уточнением в театр – так и есть… Просто прекрасная работа и думаю, она долгие году будет у актрисы любимой. Теперь очень интересно увидеть эту Дарью Колпикову и в других ролях.

Но на самом деле, отдельного «браво» и аплодисментов заслуживают все исполнители и конечно, режиссёр. И в пьесе, и в спектакле нет ни одной проходной роли, ни одного второстепенного героя. И написано и поставлено так, что один персонаж подчёркивает значимость другого и только дополняет его образ.

Странно, что такой интересный и умный сценический материал практически не идёт в наших театрах. Знаю, что пьесу ставили в театре Гоголя, но в его текущем репертуаре я этого спектакля не увидела. Хочется думать, что у нового спектакля Другого театра будет счастливая сценическая судьба. Очень на это надеюсь…

И немного фотографий любезно предоставленных театром