Гришковец, «Записки русского путешественника» — в прочтении Иосифа Райхельгауза

Автор: | 30.03.2012

Бывает, читаешь какого-то автора, умом понимаешь, что написано талантливо – язык сочный, мысль не за уши притянута, слов ровно сколько надо, не прибавить и не отнять…а не цепляет. Не вижу в этом ничего, что говорило бы дурно об авторе или читателе –не совпали, и только.

Так у меня с популярными и любимыми многими моими друзьями Сорокиным, Веллером, Пелевиным, Ерофеевым, Аксёновым, Акуниным и Гришковцом. Объяснить, « почему?» — не могу – просто, видимо, в чём-то не совпадаем…

И вот, почти случайно, попадаю в Школу современной пьесы на «Записки русского путешественника». Это «диалоги о смешном и грустном», поставленные Иосифом Райхельгаузом по текстам Гришковца. Того самого Гришковца, который у меня в списках со мной «несовпадаемых».
Скажу сразу – не пожалела.

Во первых – диалоги эти прочитаны-сыграны живо, немного грустно и смешно. Зрители в зале смотрели и слушали очень внимательно, иногда смеялись так, что подвзвизгивали и приятно-интеллигентно подхрюкивали.

Во вторых, я отметила фантастическую лёгкость слога, его непринуждённость и органичность. Сравнить актёрскую речь с напечатанным текстом не могла (да и в голову бы не пришло), но если артисты диалоги эти под себя не подстроили, то Гришковец, конечно, ого-го, какой писатель….(тогда получается, что просто читать его должен не каждый, а тот, кто с ним на одной волне). Райхельгауз, Бочкарёв и Филозов с Гришковцом на одной волне, потому что органичны и тем очень и очень в его диалогах интересны.

Приятным открытием стал актёрский талант Райхельгауза, который, к тому же, оказался ещё и провокатором-импровизатором. Так, в самом начале спектакля, устроил прилюдную выволочку администратору театра. Выволочку такую, что не скажу про других, а я – ПОВЕРИЛА!!! Настолько поверила, что растерявшись, не знала, как себя повести – швырнуть ли стулом в режиссёра-маньяка или просто, громко хлопнуть дверью, или….?

*От немедленных действий меня удержало только беспокойство о судьбе администратора – не хотела ей навредить…

И сомнения в том, было ли это хулиганским розыгрышем или всамделишной ситуацией сверили мозг (порой отвлекая от происходящего на сцене) до действа ) Конечно, пустяк, актёрский талант Райхельгауза иллюстрирует.

Понравился и Бочкарёв – в его герое с удовольствием наблюдала черты друзей и знакомых.

Филозов. Филозов!!! Узнать в нём (или в его герое) многих было бы странно, потому что таких много, увы, не бывает. Но что за удовольствием было слышать его голос!!!)А интонации!!! Эхххх, так уже не говорят ни в жизни, ни даже, в театрах ((( Это нельзя воспитать и такому нельзя научиться, с подобными голосом, интонацией, речью можно только родиться… Это дар природы и породы или волхвов.

*Даже не так, с ними рождались прежде, а сегодня этим обладают единицы, и уже только за этот удивительный дар на таких актёров можно ходить – чтоб услышать….Даже подумалось, что надо бы поискать, и если есть хоть какие-то аудио книги, записанные Альбертом Леонидовичем, их надо найти и скачать (неважно, какие, хоть бы с физикой-геометрией). В некоторой степени, голос и сама речь Филозова сыграли злую шутку с текстами Гришковца – поймала себя на том, что перестаю вникать в смысл, а просто сижу, слушаю и б а л д е ю… уж больно его речь хороша.

Не знаю, каким объёмом диалоги Гришковца в печатном виде… озвученные и разыгранные Райхельгаузом-Бочкарёвым-Филозовым, без антракта идут они 1 час 45 минут. На сайте театра значится ещё Даниэлла Селицка, но я не помню её. Может, диалоги идут в нескольких вариантах?).

Эти 1 час 45 минут идёт постоянная смена ощущений. То, словно ты присутствуешь при генеральном прогоне, то, словно просто соседи по купе что-то начали вспоминать, а ты – случайный свидетель, то словно смотришь телевизор. И всё, о чём они говорят, тебе знакомо и близко.

Но с того места, где пошло про инопланетян, вдруг почувствовалось какое-то однообразие и стало скучно. Не желая обижать всё ещё увлечённых соседей, зевоту в себе начала подавлять, но было это достаточно трудно, и вернуться в состояние внимания так и не удалось.

Но наблюдая за остальными зрителями заметила, что большинству внимание сохранить удалось и запомнилось, что зрители выглядели счастливыми. А в конце по репликам многих из них поняла — спектакль они смотрели не по первому разу, а кто-то приговаривал, что надо будет прийти ещё раз. И были такие, кто говорил, что надо бы купить и перечитать Гришковца.

*На следующий день я так и сделала – зашла в магазин и таки купила Гршковца….но и новые попытки прочтения не увенчались успехом и в очередной раз поняла, что нет, не мой автор, что для восприятие его текстов мне нужен посредник — театр.
А на днях заглянула на сайт театра и прочитала – « «Школа современной пьесы», в Международный день театра состоялась премьера спектакля-импровизации «ПОДСЛУШАННОЕ, ПОДСМОТРЕННОЕ, НЕЗАПИСАННОЕ». Зал был полон, публика очень живо реагировала на развитие сюжетов, а в конце спектакля устроила овацию артистам и авторам спектакля.»

Что же, думаю, это здорово, что у театра есть свой автор, а у автора театр, который умеет его играть.

А что кто-то из зрителей какого-то отдельно взятого автора не воспринимает, ну так в в зале театра не 1000 мест, и он, театр, сам знает, кого и для кого ставить и играть.